Занавес.

Историю рассказывали на филфаке МГУ. В начале 80-х под Можайском работали
на картошке студенты, все как обычно. Но поскольку филфак факультет-то
преимущественно женский, то и бригады формировали таким образом: 9-10 девиц
и один парень — корзины там оттаскивать, мешки и проч. Так вот, был там один
парень, имени не помню, но большой прикольщик. И как-то утром он, после особливо
бурной ночи просто упал возле поля на мешки и спал, а девицы из группы, его
жалеючи, корзины сами таскали и парня не будили.Но тут стала возбухать одна тетка
из совхозных. -Ты, стала кричать тетка, тут развалился, как тебе не стыдно,
девушки корячатся вон, а ты тут дрыхнешь… Ну, понесла, короче. А парень ей так
флегматично: Да пошла ты на хуй! Тут уж тетка вовсе побагровела, аж слюной брызгать
стала: Такой-сякой, комсомолец поди! студент гребанный! А вот я все вашему
начальству, комиссару вашему-то расскажу! Как твоя фамили!? А парень спокойно так
ей отвечает: -ПЕНИС. Пенис, говорит, моя фамилия, иди, рассказывай!
И что вы думаете? Женщина простая, поперлась в штаб ССО. Там находит комиссара,
и промеж ними происходит следующий диалог:
Ж (криком):- Ты, комиссар! сидишь тут, бумажки пишешь! а вот Пенис-то у тебя
не работает!!!
К (удивленно): — Почему это у меня пенис не работает?
Ж : — Да вот так вот! Девушки и так, и сяк корячатся, а Пенис твой валяется,
и хоть бы что ему!
К: — А откуда вы знаете?
Ж: — Да я вижу, своими глазами вижу! Да за такое из комсомола исключать надо!!
Я в ваш деканат напишу!
К : Нет уж, с пенисом я сам разберусь.
Ж: — Разберитесь, разберитесь! На собрании разберите, или там в стенгазете
нарисуйте! А то я ему голову оторву.
Занавес. Читать далее «Занавес.»

Нильс Бор

БАРОМЕТР И ПРАВИЛЬНЫЕ ОТВЕТЫ

Сэр Эрнест Рутерфорд, президент Королевской Академии и лауреат
Нобелевской премии по физике, рассказывал следующую историю,
служащую великолепным примером того, что не всегда просто дать
единственно правильный ответ на вопрос.

Некоторое время назад коллега обратился ко мне за помощью. Он собирался
поставить самую низкую оценку по физике одному из своих студентов, в то
время как этот студент утверждал, что заслуживает высшего балла. Оба,
преподаватель и студент, согласились положиться на суждение третьего
лица, незаинтересованного арбитра; выбор пал на меня. Экзаменационный
вопрос гласил: \»Объясните, каким образом можно измерить высоту здания с
помощью барометра\». Читать далее «Нильс Бор»

Аллюр

Пролетев при поступлении в ВУЗ, перед армией, отработал сезон 1988г. в
полевой партии Интинской геофизической экспедиции. Был пристроен туда
помбуром по блату отцом, в «корочках» оформленных задним числом
отображена специальность «Помощник машиниста установки роторного бурения
2го разряда». Прилетел «в поле» когда сезон еще не начался, это был
октябрь, первые морозы, в прибрежной полосе сковавшие реку Ижму,
пессимистично описанную Солженицыным в «Архипелаге». Одним бортом со
мной прибыли на практику студенты-геофизики Ухтинского индустриального
института. В партии царил подготовительный период, и ИТР еще нежились в
отпусках. Студенты должны были практиковаться на сейсмостанции Прогресс
2м, ну а пока они паяли провода «косы» и по вечерам пели дурными
голосами в балке под гитару.
Моим наставником был, ныне уже почивший, бурильщик Александр Аркадьевич
Дурнев, незауряднейший специалист по алкоголизму и сейсморазведке. Ну а
меня понятно прозвали «помдур». Как-то в выходной, мы со студентами
собирали плавник по берегу на дрова, и увидели, что под полупрозрачным
льдом, стоят неподвижно рыбины, как позже выяснилось налимы. Рассказав
про наблюдение Аркадичу, ковырявшемуся в своих железках, мы начали
рассуждать на тему, как бы извлечь рыбу из подо льда. Делать лунку —
бесполезно, уплывет сразу, гарпунить тоже никак, лед сантиметров 7-8 не
пробить с первого удара, а со второго уплывет. Услышав про налимов, мой
шеф призадумался, потом приказал заправить «Дружбу», выдал каждому по
кувалде, и мы вшестером пошли к реке. Студенты отпускали едкие шуточки
насчет наших «снастей», я впрочем тоже иллюзий не питал особых. Над
омутом стояли красавцы-налимы, штук восемь, каждый размером с доброе
полено. Аркадьевич, проведя рекогносцировку, изрек: «Практиканты!
Сегодня вам предоставляется возможность проверить полученные знания».
Потом он под наши недоуменные взгляды снял штаны, и голой задницей не
делая резких движений сел прямо над рыбиной на лед. Посидев с минуту, он
встал, и приказал: «Делайте тоже самое, только покучнее, друг к другу, и
сидите пока я не приду», Подтаявший лед после ягодичного контакта был
прозрачен как воздух Домбая. На рыбине можно было разглядеть мельчайшие
детали. Только непререкаемый авторитет и личный пример Гуру не позволил
усомниться в необходимости садиться голой жопой на лед. Выбрали каждый
себе по налиму, и выпучив глаза и скукожив мошонки мы уселись. Тем
временем Аркадьевич ушел метров на сорок вниз по течению, начал пилить
майну в виде полосы длиной метров 10, и шириной с метр. Потом
повыкидывав из воды лед, пришел к нам. Не знаю как другие, а я к тому
времени уже сказал «прости-прощай» своей простате. Встали, одели портки
ждем что дальше будет.
Скептически оглядев результаты, Дурнев известил: «Теперь, по команде,
синхронно, бьем кувалдой по льду, строго в районе рыбьей головы».
Врезали! Лед пошел лучистыми трещинами, но никто не провалился. Опа!
«мой» налим, лениво перевернувшись кверху брюхом не спеша двинулся вниз
по течению, я за ним. В проруби мы выхватили четырех штук, один мимо
прошел подо льдом. Рыба была живая и прыгала. А уж мы то прыгали как!
Пряча в бороде улыбку за нами наблюдал Александр Аркадьевич.
— Теперь поняли, как можно применить сейсмические знания? »
— Поняли-поняли! Только зачем жопу-то морозить, можно и ладонями?
— А это чтоб налим замер от удивления!
Вся партия потом над нами ржала. А на следующий день мы изперфорировали
весь лед в округе, аж ходить опасно стало.
Читать далее «Аллюр»

Мент

Мент останавливает студента и велит документы предъявить.
— Та-а-а-ак, не работаем, значит…
— Да, не работаем.
— Та-а-а-ак, денежки государственные прожираем, значит…
— Да, прожираем.
— Та-а-а-ак, студенты мы, значит…
— Нет, извините, студент только я. Читать далее «Мент»

Лето 1983

Лето 1983 было дождливым. Мы отсиживали военные лагеря (Киевский
Университет) в …ской области. Промокло все, включая дисциплину.
Один чрезвычайно промокший студент забрел в большую палатку,
называвшуюся \»Ленинской комнатой\», и пристал к майору …еву с каким-то
своим ничтожным вопросом. При этом был нарушен плавный ход беседы
вышеназванного майора с подполковником …ко. Товарищ подполковник
объяснил студенту, что Устав …ь требует …ь чтоб …ь курсант …ь
спрашивал у присутствующего вышестоящего начальника разрешения
обратиться к нижестоящему …й! Понял, …ь? И наряд вне очереди,
конечно.
Лето 1983 было дождливым. Грибы росли как … грибы. Майор …ев
собирал их до подъема и сушил на зиму. Он посочувствовал заступавшему
в наряд студенту, и попросил разбудить его часиков в пять.
В пять утра студент вошел в офицерский домик, нашел спящего майора,
но разбудить его не решился, ибо соседом майора по комнате оказался
вышестоящий подполковник …ко. Он и был разбужен первым для получения
соответствуюшего разрешения. А уж от его криков проснулся майор …ев
и ряд других офицеров Советской Армии. Читать далее «Лето 1983»

Сочинение

Это сочинение было сдано двумя студентами одного из
американских университетов, Ребеккой и Гарри, после эксперимента,
проведенного преподавателем английского языка и литературы. Студентов
попросили написать рассказ-тандем: каждый студент должен был написать
один абзац на листе бумаги, и передать своему соседу по парте. Тот,
прочитав написанное, писал свой абзац в продолжение истории, передавал
лист обратно, и так далее. Получившийся рассказ должен был быть связным,
для чего студентов просили обязательно перечитать уже написанное.
Участникам строго запрещалось переговариваться между собой — таким
образом, все сказанное было отражено в их рассказе. Полученный рассказ
завершался только если оба автора соглашались о едином окончании.
Итак, рассказ Ребекки и Гарри: Читать далее «Сочинение»

Профессор

Анекдот из жизни математиков. Длинный. Про комбинаторику анекдот, наука
такая, перестановки там всякие, сочетания и прочая чепуха.

Приходят к профессору два студента экзамен сдавать. По комбинаторике.
В те еще времена. Домой пришли к профессору. Ну, сдавали, сдавали, за
картами засиделись, за костями игральными, стемнело. А в то время и
студенты, и профессора были бедные, домой их не отправишь, пришлось
спать укладывать в профессорской трехкомнатной квартире. В одной
комнате — два студента, в другой — профессор с женой, в третьей —
профессорская дочь. Все чин по чину, спят.
Просыпается студент, думает, а хрен ли я с этим придурком лежу, пойду-ка
профессорскую дочь навещу. Глядь в одну комнату — две головы из-под
одеяла торчат, ну то профессор с женой, глядь в другую — одна голова.
Дочка! Юрк к ней под одеяло, спят.
Не спится и профессору. Встает среди ночи, дай, думает, к дочке
перелягу, мало ли что от этих балбесов ждать. Шнырь в одну комнату, две
головы, — ага, студенты, шнырь в другую — одна, дочка, не иначе. Прыг —
спит.
Ну, тута и второй студент проснулся, и, как вы уже догадались,
отправился по стопам друга, на поиски профессорской дочки.
Утро. Просыпается профессор. Один. В комнате студентов. Хм…
Заглядывает в одну комнату — там студент с дочкой, в другую — студент
с женой. Чешет репу:
— Сколько лет преподаю комбинаторику, но таких блядских перестановок
еще не видел!!! Читать далее «Профессор»

Преподаватель

Про хорошего парня.
Учился я в одном славном московском ВУЗе в начале 90-х. И был у нас в
группе парень, назовем его Вова, тем более, что так его и звали на самом
деле. Внешне Вова был простой добрый малый, кг 105 весом, кругленький,
веселый, нормальный пацан. Однако при более близком знакомстве всплывала
его богатая на события и приключения жизнь.
Вова был вечный студент и наш институт был у него шестым. До этого он
приобретал знания в различных городах и по совершенно разным
специальностям, и на журналиста учился, и в педагогическом, в политехе
какой-то Тмутаракани, говорят, даже в Литературный институт поступал,
наконец, приехал в Москву изучать теоретическую физику. В 27 лет. А до
лихой студенческой жизни занимался спортом (боксом), дотянул до мастера
спорта в тяжелом весе и в армии попал в какой-то из спецназов и 2 года
бегал по болотам Восточной Сибири. Из армии он вынес настоящий пофигизм
и жизнерадостность плюс отвращение к спорту и любой физической нагрузке,
я думаю, это многим знакомо :-).
Всех интересует, конечно, не как Вова учился, а как он пил. А он
практически и не пил. То есть он в компании поглощал эквивалентную
положеную дозу, но когда братья по разуму уползали спать или становились
персонажами других историй с этого сайта, он был ни в одном глазу и
спокойно шел читать учебник по квантовой механике. Бутылка водки на него
не влияла, а пить больше других не позволяла студенческая солидарность,
так что пьяным Вову никто не видел.

Ну, это была предыстория. А теперь сама амбула. Читать далее «Преподаватель»

Преподаватель

Преподаватель:
— Ваша фамилия?
Студент:
— Иванов (улыбается).
— Чему вы улыбаетесь? — спрашивает профессор.
— Доволен, что хорошо ответил на первый вопрос. Читать далее «Преподаватель»